Минздрав России опубликовал проект приказа об утверждении Порядка и сроков разработки клинических рекомендаций, типовой формы и требований к структуре, составу и научной обоснованности, включаемой в них информации.

Документ предписывает разработку клинических рекомендаций для заболеваний, включенных в переченьсоциально значимых, для нозологий с высоким уровнем распространенности, высокими показателями смертности среди трудоспособного населения либо  представляющих опасность для окружающих, а также в отношении болезней, лекарства для лечения которых выдаются пациентам за счет бюджетных средств.

Даются критерии принятия Научно-практическим советом решения об одобрении (отклонении, направлении на доработку) клинических рекомендаций и их пересмотре, а также требования к структуре, составу и научной обоснованности включаемой в КР информации.

Опубликована и типовая форма клинических рекомендаций, включающая классификацию МКБ, возрастную группу, краткую информацию по заболеванию или состоянию, клиническую картину, диагностику, лечение, медицинскую реабилитацию, профилактику и диспансерное наблюдение.

Клинические рекомендации – «мягкий» метод стандартизации лечения, высказал свое мнение порталу Medvestnik.ru советник генерального директора фонда Международного медицинского кластера, врач-кардиолог Ярослав Ашихмин. «Я считаю, что у нас нет иного пути для того, чтобы быстро повысить качество оказания медицинской помощи силами врачей, имеющих текущий уровень образования и навыков. Разумеется, многим не нравится, что им фактически указывают, как нужно лечить те или иные заболевания. Но я считаю, что для большинства докторов, которые работают на местах, это безусловное благо, действовать им много проще. Возмущаются многие не признающие мирового опыта «звезды», уверенные, что накопили опыт, который позволяет им лечить правильно, браться за сложные случаи. Но, во-первых, нетипичные случаи обычно «не покрываются» клиническими рекомендациями, а, во-вторых, совершенно не факт, что они действительно лечат правильно. Рекомендации призваны охладить пыл тех, кто привык лечить, руководствуясь своим «опытом» и игнорируя достижения доказательной медицины».

В условиях очень большой страны, где выделение ресурсов на лечение зависит от Минздрава, восхищаются врачами-героями, которые спасают отдельных пациентов, применяя очень сложные вмешательства и новаторские подходы, не вошедшие в клинические рекомендации, по причине высокой стоимости или сложности, отмечает специфику российской медицины эксперт. «Но при этом мы забываем про миллионы наших соотечественников, которые требуют совершенно стандартного лечения, которое великолепно прописано в клинических рекомендациях. Очень важно понимать, что это совсем не пресловутые «стандарты», не залитый в бетон список анализов и лекарств, которые непременно нужно назначить больному, а путевые линии, содержащие массу развилок и альтернативных схем диагностики и лечения», – говорит он.

Кроме того, в КР содержится раздел про уровни доказательности того или иного метода лечения, указывает Ярослав Ашихмин: «Эти уровни доказательности определяют то, что нужно делать всегда, где нужно размышлять, а самое главное – что вообще никогда нельзя делать, потому что вреда вмешательство принесет больше, чем пользы. Если говорить о существующих российских КР по кардиологии, они практически ничем не хуже западных и реально очень полезны в работе».